Главная / Новости / Презентации книг / Книга "Тайна Воскресения": с нами – Победитель смерти и все те, кто откликнулся на безграничную любовь Божию

Книга "Тайна Воскресения": с нами – Победитель смерти и все те, кто откликнулся на безграничную любовь Божию

0
110

Слезы на глазах…

Особой жизнеутверждающей интонацией в этой книге выделяется лагерная тема. Те, кто знаком с нею, знают, что условия в лагерях были нечеловеческими, однако жизнь, до которой добирался лучик света Христовой истины, обретала в аду ГУЛАГа другое измерение. Это явно видно по отрывку из книги Бориса Ширяева «Неугасимая лампада», где повествуется о праздновании Пасхи на Соловецкой каторге. «Позже говорили, что ее разрешение было вызвано желанием ОГПУ блеснуть перед Западом гуманностью и веротерпимостью», – сообщает соловецкий «сиделец». Но как бы то ни было, а праздничная служба с небывалым крестным ходом (только представим себе: шествуют 17 епископов в облачениях, иереи, монахи и простые люди, миряне, «чьи сердца и помыслы неслись к Христу Спасителю в эту дивную, незабываемую ночь») – она состоялась! Праздничные облачения, хоругви, священные ризы и пелены… Возникает вопрос: откуда это поразительное богатство взялось у узников концлагеря СЛОН, коих держали здесь как чрезвычайно опасных для советской власти преступников? Очень живо, образно, с интересными подробностями описывает автор, как архиепископ Иларион вырвал из смертельного плена шуги (мелкого, плотно идущего льда) четыре человеческие жизни. Одна из них для начальства была наиболее «ценной» – жизнь военкома особого Соловецкого полка Сухова. Возможно, это и помогло получить разрешение на проведение службы. Заключенному владыке удалось уговорить начальника лагеря дать на Пасхальную ночь древние хоругви, кресты и чаши из музея, вот только про облачения он, измученный, забыл… Но лагерь есть лагерь – тут свои законы, взаимоотношения, свой контингент – и знаменитый взломщик с помощью отмычек добывает из сундуков и витрин древние драгоценные облачения, в том числе и епитрахиль святителя Филарета (Колычева), игумена Соловецкого, позже ставшего митрополитом Московским и всея Руси. Вот в чем служили в ту ночь священнослужители-каторжане! (Утром все в том же порядке и так же тайно было возвращено на место).

Но самое главное – дух той памятной службы! Процитирую небольшой отрывок: "Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ…" – пели все, и старый, еле передвигающий ноги генерал, и гигант-белорус, и те, кто забыл слова молитвы, и те, кто, быть может, поносил их… Великой силой вечной, неугасимой Истины звучали они в эту ночь… "…И сущим во гробех живот даровав!"». Писатель не указывает ни титул владыки Илариона, ни фамилию. И все же наш современник, знающий церковную историю и чтущий подвиг святых новомучеников и исповедников Церкви Русской, сразу поймет, что это священномученик Иларион (Троицкий), архиепископ Верейский – ближайший помощник Патриарха Тихона. Знает наш воцерковленный современник и то, что мощи святителя Илариона покоятся в Московском Сретенском монастыре, где «богатырь духом и телом, чудесной души человек», как написано в кратком житии святого, был здесь настоятелем в 20-е годы прошлого века и откуда (а также почти из всех храмов Москвы) он изгнал обновленцев.

«Пасхальная ночь в лагере смерти» – это уже о другом страшном времени минувшего века, трагически известном зверствами нацистов. И особенно – в концлагерях. В том числе и в Дахау, где над людьми проводились изощренные медицинские опыты. История небывалого в Православной Церкви пасхального богослужения в Дахау 6 мая 1945 года, пришедшегося на день памяти святого великомученика Георгия Победоносца, дошла до автора рассказа «по цепочке». Духовник Пафнутьево-Боровского монастыря схиархимандрит Власий познакомил друг с другом двух своих духовных чад – архиепископа Клинского Лонгина (Талыпина), построившего православную русскую часовню-памятник Воскресения Христова в Дахау, и журналиста Дениса Ахалашвили, подвизавшегося в то время в Боровской обители в издательском отделе. Владыку Лонгина, знавшего Глеба Александровича Рара, бывшего заключенного концлагеря Дахау, а позже известного международного журналиста и церковного историка, до глубины души потрясли воспоминания последнего о том, как пленные после прихода союзников праздновали Пасху. Подробности рассказа, услышанные из уст архиерея, бережно донес до нас Денис Ахалашвили. Как оно было? Узники сшили епитрахили из полотенец, нашили на них красные больничные кресты. И вот в барак, где у английских и американских заключенных была маленькая часовня, вошли 18 православных священников, один дьякон, несколько верующих и на носилках туда принесли больного греческого архимандрита Мелетия. На стене часовенки висела единственная икона Пресвятой Богородицы «Ченстоховская». Богослужебных книг не было – служили по памяти. Евангелие читали по памяти. Молодой афонский монах, наизусть читавший Слово о Пасхе святителя Иоанна Златоуста, сильно волновался, переживая библейские события и необычную для себя обстановку. Он не мог сдержать слез. И все вокруг тоже плакали…

Две пасхальные службы, совершенные «на дне земного ада», казалось бы, полностью обесценившего человеческую жизнь, помогли не одному страдальцу отойти от бездны отчаяния и поверить – окончательно поверить! – что смерти нет.

Радость и ликование

Еще одного автора сборника, лауреата Патриаршей литературной премии имени святых равноапостольных Кирилла и Мефодия Владимира Крупина, думается, не надо представлять. В книге «Тайна Воскресения» четыре его рассказа. Доминантой одного из них под названием «Слава Тебе, показавшему нам свет!» стало описание главного события в жизни Крупина – посещения Иерусалимского храма Воскресения.

О паломничестве на Святую Землю и сокровенных переживаниях – повествование и другого лауреата Патриаршей премии по литературе писателя и кинодраматурга Александра Сегеня «Кристе агсдга» (к слову сказать, автора книг о митрополите Алексии Московском, всея России чудотворце; святителе Филарете Московском и Патриархе Алексии II). Насыщенное живыми диалогами, окрашенное легким юмором это очень динамичное повествование переносит нас туда, где произошло главное событие всей мировой истории.

Очень трогательно написан рассказ настоятеля московского подворья Введенской Оптиной пустыни архимандрита Мелхиседека (Артюхина) «О силе пасхальной молитвы». В нем – редкий сюжет о приснопоминаемом Святейшем Патриархе Алексии II и бомже, умершем со словами на устах «Христос воскресе!» А отрывок из книги прозаика, драматурга, публициста Ирины Ордынской «Монахини» выстраивает в сознании целый ассоциативный ряд. Чуть более девяти десятилетий назад в подмосковном Свято-Троицком Александро-Невском женском монастыре, превращенном советской властью в трудовую сельскохозяйственную артель, на пасхальную службу в собор и на крестный ход удалось пробраться лишь немногим крестьянам. Они пришли со стороны леса через калитку в заборе обители. Но комсомольцы с милиционерами все же «выловили» по пути в монастырь большую часть людей и под страхом ареста отправили домой. Можно только представить, как после праздничного богослужения матушка настоятельница игумения Олимпиада с печалью смотрела на два длинных пустых стола, приготовленных для паломников, которые не смогли разделить с сестрами и клириком монастыря радость самого главного праздника Православной Церкви… Если говорить об ассоциациях, то в памяти ярко, зримо встает жизнь сегодняшней обители в селе Акатове Клинского района – ставропигиального монастыря, где после праздничных служб и особенно после пасхальной согласно поговорке яблоку негде упасть. Сестры, собранные в свое время под крыло почившего ныне архимандрита Петра (Афанасьева), прихожане, воспитанницы Александровской православной гимназии при монастыре – наверное, в душе матушки настоятельницы игумении Антонии при виде всего этого многолюдства рождается чувство радости.

Необычным пасхальным сюжетом запоминается и «Пасха на Афоне» – небольшой отрывок из книги писателя и журналиста Юрия Воробьевского «Наступить на аспида». На одном дыхании читаются рассказы протоиереев Николая Агафонова, Артемия Владимирова, Андрея Ткачева. Имена авторов, а также страны, представленные в книге (Россия, Кипр, Израиль, Палестина, Ирак, Балканские страны) можно называть и называть. Что особенно ценно – и это отмечено в предисловии редактором-составителем сборника Анастасией Черновой, кандидатом филологических наук, – пасхальные рассказы, как правило, поучительны, они содержат четкие координаты добра и зла. Добавлю: и «заселены» людьми, соприкасаясь с высокой духовной жизнью которых, мы чувствуем окрыляющее воздействие на наши сердца.

Особо хочется сказать о воспоминаниях Владимира Щербинина «Когда исчезает время. Воскресение в Печорах Псковских». До чего же проникновенно описал плеяду почитаемых печерских старцев этот разносторонне талантливый человек – художник, иконописец, сценарист, режиссер, писатель – к сожалению, рано закончивший свой земной путь! Чуть более полутора лет назад в возрасте 57 лет он отошел в вечность, но сколько всего доброго и светлого успел сделать, развивая полученные от Господа духовные дарования! Его проницательными добрыми глазами мы видим, как на пасхальной службе старец Иоанн (Крестьянкин): «...Казалось, летел по солее с кадилом. И возглас его, звонкий и радостный, перекрывал и хор, и людское "Воистину воскресе!"». Видим мы архимандрита Серафима (Розенберга), немца по происхождению, которого не тронули даже большевики в 1945 году, когда расстреляли за надуманное сотрудничество с фашистами наместника и благочинного обители (отца Серафима они отпустили, поскольку не смогли ни в чем обвинить). Далее выходит из алтаря архимандрит Нафанаил (Поспелов) – казначей при шести (!) наместниках. Он прошел всю войну, был тяжело контужен, но это не помешало подвижнику многие годы самоотверженно нести труды на благо обители и вписать яркую страницу в летопись Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря XX века. Вслед за отцом Нафанаилом выходит смиреннейший архимандрит Феофан (Молявко), принявший монашество в 1934 году и страдавший в лагерях за веру. «Голос у него тихий, как шелест листвы, поэтому весь храм замолкает, чтобы услышать его: "Христос воскресе!"», – продолжает делиться трогательными впечатлениями рассказчик.

В праздник Светлого Христова Воскресения время действительно исчезает. С нами – Победитель смерти. С нами все те, кто безоговорочно откликнулся своей любовью на безграничную любовь Божию. А что касается нового сборника, положившего начало возрождению пасхального рассказа, то верится: эта прекрасная по содержанию и оформлению книга будет успешно выполнять миссию духовного путеводителя для стремящихся к истине благодарных читателей. Истине, выраженной словами Жизнодавца: «Я живу, и вы будете жить» (Ин. 14:19).

Автор: Нина Ставицкая, материал взят с сайта Monasterium.ru
Снимки взяты из сборника «Тайна Воскресения»

Комментарии

Комментариев пока нет